Онлайн-консультация

Тел. в Москве: +7 495 _ 576 00 45
Тел. в СПБ: +7 812 _ 448 39 55
intranetoffice

631044003
Перспективы и риски отрасли связи
2011.07.11 12:44

Не секрет, что переход на унифицированные IP-сети в лице "битовой трубы" придал отрасли не только широчайшую функциональность в виде "трубы, где есть все", но и серьезные риски в виде "трубы, к стенкам которой плохо прилипают деньги". Сети связи становятся все менее заметными для пользователей, что присуще любой развитой технологии.

Сегодня в индустрии происходит смещение акцента с аппаратных решений на приложения, обеспечивающие потребителям возможность поддерживать связь друг с другом посредством широкого круга устройств, куда входят и многие миллиарды "участников процесса" М2М. Непрерывно выходят новые модели бытовой техники: телевизоры, домашние кинотеатры, игровые приставки с подключением к Интернету. Единственное, что в них отсутствует, – это поддержка чисто операторских технологий. Зато "прямо из коробки" они поддерживают сервисы YouTube, Netflix, Amazon VOD и др. Сервисы продвигают эту технику, техника продвигает сервисы. Компаниям-операторам в такой схеме отведено простое место: они должны связать сервисы и технику.

Эпоха сетей нового поколения

Универсальная услуга XXI века – это не одинокий таксофон в деревне, а повсеместный широкополосный доступ (ШПД), поверх которого могут быть доставлены любые услуги. Принятие отраслью принципов пакетной коммутации и массовый переход на IP-протокол ознаменовали наступление эпохи так называемых сетей нового поколения (NGN), которые являются более эффективным инструментом доставки мультисервиса потребителю.

Но потребителю сегодня важна отнюдь не технология, а потребительские качества: интерактивность, оперативность, сопричастность, прозрачность, которые предоставляет Интернет, а также мобильность. Порой интернет-компании уже не видят операторов связи в качестве своих конкурентов ни по набору сервисов, ни по охвату клиентской базы, ни даже по капитализации. Их кредо – пусть операторы дадут абоненту ШПД и обеспечат хороший транспорт, а все остальное их не касается, потому что с сервисами и доходами поставщики контента и приложений разберутся без них. И не замечать этого – самый большой риск для всей отрасли связи, потому что создание и поддержка ИКТ-инфраструктуры по-прежнему лежит на плечах операторов.

С другой стороны, все сети NGN постепенно превращаются в некое подобие Интернета, обеспечивая, правда, гораздо более высокий уровень QoS для предоставляемых услуг, но в зоне своей ответственности. Современный сетевой "зоопарк" из узкоспециализированных сетей, имеющих определенную иерархию, со временем неизбежно превратится в плоскую ячеистую сеть All-IP. Со временем каждому оператору захочется дополнительно диверсифицировать сервис, снизойти до виртуальных операторов, выйти на смежные рынки и обеспечить доступ к любым источникам мультимедиа. И тогда операторам всем вместе придется решать проблемы обеспечения качества в объединенных сетях, к чему не привыкли сервис-провайдеры Интернета. Ведь Интернет имеет серьезные уязвимости не только в части QoS, но и информационной безопасности. Но имеет глобальный охват, массу сервисов и пр. Потому можно прогнозировать в ближайшем будущем и рост компьютерной преступности, и рост количества новых полезных сервисов в Интернете. И почти столь же уверенно можно прогнозировать, что рано или поздно общество возьмет его под контроль в гораздо большей степени, чем сейчас.

"Поговорить по Скайпу"

В результате отрасль постепенно движется к созданию некоей универсальной сети сразу с двух сторон, но до сих пор не имеет четкого определения таких понятий, как NGN или "инфраструктура". Зато движется в каждом случае небезуспешно, и не видеть этого нельзя. При этом мы должны изменить свое представление о сетях связи будущего, продолжив логику процесса конвергенции технологий, сетей и услуг, о чем мы, кстати, так любим говорить последние 10 лет. Мы должны понять, что все существующие ИКТ-услуги рано или поздно станут сервисными приложениями, работающими поверх национальной (всемирной) супермагистрали, подобно тому, как существуют такие известные приложения, как WWW или электронная почта. Несомненно, представление о том, что ТфОП тоже станет интернет-приложением, вряд ли может быть легко воспринято телефонистами, но все равно в каком-то виде это будет. Не так давно появился такой прообраз ТфОП в виде интернет-приложения (Skype), но он пока еще чаще пугает операторов связи, которые часто заявляют о "грабеже своих потенциальных доходов". С другой стороны, часть зарубежных операторов, оценив риски, предпочла своевременно стать партнером Skype (Verizon, AT&T), здраво рассудив, что этот сервис вместе с ему подобными рано или поздно все равно отнимет у них без того падающие доходы от передачи голоса. "Поговорить по Скайпу" – новый широко употребляемый термин среди граждан не только нашей страны (включая менеджмент телефонных компаний), подразумевающий еще и неплохую видеосвязь, которая, кстати, уже "убила" рыночные перспективы некорпоративных ВКС. Вообще, современный Интернет стал похож на кабельное ТВ (возьмем хотя бы технологию ОТТ – Over the Top), но видят ли это телевизионщики, так активно продвигающие цифровизацию ТВ-вещания?

Нацпроекты

Итак, нельзя забывать, что фундаментом для существования инфокома останутся сети связи, требующие не только модернизации, но и инвестиций вне зависимости от того, работает поверх них Интернет или NGN. Поэтому следует повысить статус национальной телекоммуникационной инфраструктуры так, как это делают сегодня страны, создающие "будущую экономику". Страны без доступного ШПД рискуют быстро оказаться позади. Ожидается, что к 2015 г. 50% населения планеты получит доступ к широкополосной мобильной связи, а сегодня развитые страны реализуют нацпроекты по охвату ШПД своего населения. В феврале Барак Обама представил план по созданию общенациональной системы ШПД, которая в течение 5 лет охватит 98% населения страны (ранее планировалось 70%). "Мы не можем ожидать, что завтрашняя экономика будет использовать вчерашнюю инфраструктуру", – заявил он, и с ним трудно не согласиться. Эту инфраструктуру будут создавать в рамках частно-государственного партнерства, потому что бизнес, по обыкновению, будет строить только там, где выгодно. Аналогичные процессы идут в Европе и Азии. В частности, в Китае в 12-й пятилетке (2011–2015 гг.) будет создана мобильная абонентская база из более чем 1,1 млрд граждан, а пользователей Интернета будет 600 млн (проникновение 40%). Благодаря государственной поддержке расходы китайских операторов на создание ШПД-инфраструктуры вырастут на 2/3 в период 2010–2014 гг. И отсутствие подобных нацпроектов – риск для будущего страны.

Немного статистики

Динамика отрасли весьма высока. Потребители во всем мире платят сегодня в среднем на 50% меньше за ШПД, чем два года назад, и на 18% меньше за использование ИКТ. Если 5 лет назад, по данным Cisco, к Интернету было подключено 500 млн устройств, или 1 на 10 жителей, то сегодня уже 35 млрд или по 5 шт. на каждого. В 2010 г. по сравнению с предыдущим годом средняя скорость мобильного сетевого соединения удвоилась, а к 2015 г. прогнозируется ее рост в 10 раз. В 2015 г. только планшетные компьютеры будут генерировать больше трафика (250 Пб в месяц), чем все мобильные сети, вместе взятые, в 2010 г. Рост трафика минимум в 30 раз к 2015 г. требует соответствующего развития инфраструктуры. По данным McKinsey, только в 2010 г. на строительство сетей ушло более 300 млрд евро. Но даже сеть LTE – это всего лишь "труба пошире", которая умеет дать побольше скорость и поменьше задержку. А все остальное операторы связи должны "нафантазировать" сами.

Сетевой нейтралитет

Недавно Vodafone предложил обязать глобальные интернет-компании вроде Google и Facebook соблюдать законы и правила всех стран, жители которых пользуются их ресурсами, потому что глобальные интернет-компании, так же как и операторы связи, должны неукоснительно соблюдать национальные законы о защите потребителей и о неприкосновенности личных данных пользователей. Deutsche Telekom, France Telecom, Telecom Italia, Telefonica и Vodafone заявляют, что желают увеличить расходы на инфраструктуру, но не могут это сделать. С одной стороны, европейские телекоммуникационные компании "созрели" для предъявления счетов за взрывной рост трафика крупнейшим интернет-компаниям, но с другой – есть мода на так называемый сетевой нейтралитет, когда оператор не может ограничивать чужой трафик в своей сети. Но если кто угодно будет использовать ваши каналы для передачи тяжелого трафика, то не найдется никакой жизнеспособной бизнес-модели, которая, к примеру, гарантировала бы вашим абонентам необходимые 25 Мбит/с для передачи HDTV. Очевидно, истина находится где-то посередине, и будут разработаны схемы финансирования развития национальной инфокоммуникационной инфраструктуры за счет всех работающих поверх нее рыночных субъектов, а нейтралитет будет касаться лишь части трафика. Ведь на кону судьба завтрашней экономики.

К тому же механизмы контентного биллинга в лице "интеллектуальной трубы" (smart pipe) уже разработаны ведущими вендорами и даже присутствуют на рынке.

В центре коммуникаций – человек

Пока современные операторы размышляют, чем наполнить свои сети и как увеличить их пропускную способность, до 90% мобильных приложений загружаются пользователями устройств компании Apple, которая не является оператором связи, но выпустила на рынок всего два устройства (iPhone и iPad), позаботившись о сопутствующих сервисах. Похоже, чисто операторские доходы будут постепенно уменьшаться в общей доле доходов от сетевых сервисов. Ну, а с учетом грядущего появления интеллектуальных SIM-карт межоператорская конкуренция вообще будет перенесена непосредственно в терминал, где пользователь сам будет решать (или это будет делать его интеллектуальный терминал), какой сервис и за какие деньги выгоднее всего использовать в данный момент. Это будет совсем новая ситуация для всех субъектов рынка. И неспроста пошли разговоры о том, что "окно возможностей" для платных операторских сервисов имеет продолжительность не более 3–5 лет.

Впрочем, огромная и неповоротливая структура, в которую превратились сегодня крупные операторы, может оказаться вообще ненужной. Сегодня уже более 30% всемирной абонентской базы обслуживаются инфраструктурой, находящейся под управлением вендоров (к 2017 г. прогнозируется до 45%). Но что мешает во имя экономии перевести на аутсорсинг и развитие инфраструктуры, а потом и продажи, маркетинг и прочее? Ведь на рынке достаточно субъектов, которые умеют делать все это лучше. К примеру, кто лучше вендоров знает, как развивать инфраструктуру? Не исключено, что персонал будущих операторов будет состоять из пары десятков высококвалифицированных стратегов и тактиков, чьи функции (а это будет уже на уровне искусства) не могут быть переданы на аутсорсинг. И все крупные операторы станут виртуальными. А залогом успеха станет понимание простой мысли, что в центре коммуникаций находится человек, а не мобильный телефон или программный клиент. А за каждым пользователем тянется "длинный хвост" необходимых сервисов, обслуживать который гораздо выгоднее, чем не обслуживать. Время пошло…

Александр Голышко,  Huawei Russia

Источник: Журнал "Технологии и средства связи"


© ООО «Мегасофт»
   
Rambler's Top100